Loading...

Как запреты мешают жить и творить, и что с этим делать

Мы живём в обществе, где много запретов и осуждения, где каждый твой шаг рассматривается чуть ли не под микроскопом и жёстко критикуется, если ты хоть немного позволяешь себе то, что «не принято» и «не положено». Это убивает творчество. И не только творчество, но и личность, свободу, способность мыслить и выражать свои чувства.

Интересно, почему за границей везде можно лежать на газонах в парках, а у нас это строго запрещено?

— Да, у нас это считается прям дурным тоном.

Что-то неприличное.

— Да-да-да. Одно дело жвачки и всякий мусор. Везде можно лежать на газонах или устраивать пикники. В Германии, например.

Это советские пережитки, очень много запретов?

— Мне кажется, что да. Вообще, у нас общество очень любит запреты. Нет у нас какой-то свободы. Но изнутри я чувствую, что у меня больше свободы, чем, например, было у моих родителей. Даже внутренней, которая проявляется, когда ты себе сам позволяешь сделать всё, что ты хочешь сделать. И это лучше, потому что ты не делаешь какие-то отчаянные поступки, которые многие люди совершают из-за того, что им запрещают. Условно: пошёл, вытатуировал себе всё тело, потому что родители запрещали делать татуировку.

Нет запретного плода, и ничего не нарушаешь.

— Да. И ты уже думаешь: «Ну ладно, сделаю. Или не буду делать». То же самое как с курением, со всем.

В работе это тоже проявляется? И запреты, и всё?

— Да. В работе очень сильно проявляется. Я стараюсь снимать на те темы, которые меня волнуют. Меня волновал вопрос религии и границы, где грех, а где это не грех, и вообще, где ты сам делаешь свой выбор, а где за тебя высшие силы — бог, вселенная, всё, что угодно, — делают этот выбор. Потому что я верующий человек, возможно, я не очень религиозный человек, но абсолютно точно верующий, и я из верующей семьи. У меня мама была очень религиозным человеком: то есть посты, поход в церковь, молитвы — вот это всё у нас, она всегда следовала. Поэтому я попыталась поразмышлять на тему. И опять же, мне вот не хочется. Некоторые говорят, что надо сказать своё мнение, а мне хочется, чтобы каждый поразмышлял. Потому что я не люблю людей, которые мне навязывают своё мнение, я хочу не навязывать своё мнение. Чтобы каждый подумал сам. Я могу просто сказать, как я думаю. Но я не хочу делать выбор за вас, за кого-то.

У кого-то может быть своё другое мнение.

— Конечно. Существуют миллионы мнений. Я тоже была человеком, падким на чужие мнения. Потому что это сложно, когда тебе мэтр, заслуженный человек говорит, что так не бывает, вот только так бывает. А потом в какой-то момент ты понимаешь: знаешь, что? Нет, так бывает, и вот я это вижу. Тем более, что моя-то история была реальной, не у меня лично, а у знакомых. Поэтому она на реальных событиях: вот, оно бывает. В жизни бывает даже ещё хуже, чем в кино.

К вопросу о запретах: я думаю, что это всё внутреннее, надо приучаться чувствовать внутреннюю свободу. Если ты чувствуешь внутреннюю свободу, то должно быть проще реализовать её в творчестве. Но почувствовать внутреннюю свободу в обществе, которое не очень свободное, — это высший пилотаж.

Отпускать себя, разрешать себе?

— Да, разрешать себе. Всё равно нет-нет, да и посмотришь: а что здесь, а что здесь. Это сложно. Этому надо учиться, приобретать, над этим надо работать. Я считаю, что любое искусство: музыка, кино или живопись — это божественные каналы, которые есть у каждого человека. Но далеко не каждый может его прочувствовать, и у многих он закрывается, замутняется вот этой всякой бытовухой, тёрками. Тёрками между артистами, между поэтами, между литераторами — вот этими тёрками. Тот, кто противостоит и останется верен себе и своему каналу, вот тот и выживет. Я уверена. Здесь дело даже не в таланте, а в этой внутренней силе противостоять и сохранять свой канал, чтобы он был.

Может, это как осознанность, жить в моменте, здесь и сейчас и уметь переключаться, вот это другие, отделять себя от других?

— Ну да. Вот отделять себя от других — это тоже такой тонкий момент, потому что смотря как отделить. Можно же отделить из серии: все козлы, а я крутой. Отделять себя, не выделять себя, да просто быть в себе, больше фокусироваться на себе. Мне кажется, что если каждый человек будет заниматься своим делом и думать про себя и только про себя, то войн не будет, это будет просто сумасшедше классный мир, райский.

То есть переключить внимание с внешнего мира на внутренний?

— Да, абсолютно. И стараться хранить всё внутри, а не отвлекаться. Потому что всё равно все хотят отвлечь. Ну и обстоятельства хотят отвлечь, потому что очень часто ты смотришь: вот Пушкин написал в 20 лет. В «Дне радио» есть такой классный момент, когда, по-моему, Козырев стоит и говорит: «Маккартни в моём возрасте уже «Yesterday» написал. Гагарин в космос полетел. Пушкин в моём возрасте —».  Другой ему говорит: «Уже умер».

No Comments

Leave a Reply